Добавить в избранное

27.10.08

30 октября 2008 г. в Москве состоится экспертный Круглый стол "Проблемы координации деятельности организаций российских соотечественников на Украине". Организатор мероприятия – Институт Русского зарубежья...

 

26.02.08 "

28 февраля участники Круглого стола в ЦДЖ обсудят вопрос о влиянии событий конца ХХ – начала ХХI века на русскую идентичность в России, СНГ и странах Балтии...

 
 

Менее чем через два года после вступления Польши, Чехии и Венгрии в НАТО президент США Дж.Буш подтвердил готовность продолжить создание системы национальной противоракетной обороны. В декабре 2001 года Соединенные Штаты официально объявили о выходе из Договора с Советским Союзом по ПРО от 1972 года, аргументировав это необходимостью формирования такого баланса сил, который в будущем сможет "послужить миру".

Впервые о возможности размещения элементов ПРО в странах Восточной Европы было официально заявлено главой Агентства противоракетной обороны США генерал-лейтенантом Т.Оберингом в марте 2006 года. При этом в качестве мест ее возможной установки указывались Чехия, Польша и Венгрия.

Заявления премьер-министров Чехии и Польши М.Тополанека и Я.Качиньского в феврале 2007 года о том, что базы ПРО США не представляют угрозы для России, а предназначены для защиты от вероятных ударов со стороны Ирана и КНДР, многие эксперты рассматривают в качестве формального согласия Праги и Варшавы на размещение на своих территориях радара и 10 ракет-перехватчиков соответственно.

Немаловажной стороной реализации американских планов выступает их социальная и информационно-психологическая составляющая.

Социально-психологический фон последствий развертывания элементов ПРО в этих странах далеко не однозначный. С одной стороны, он характеризуется безусловной поддержкой политики США со стороны государств-новичков НАТО, будь то силовая акция альянса против Югославии, оккупация Ирака или "антитеррористическая" операция в Афганистане. Так, например, Польша и Чехия оказались в составе немногих европейских союзников США, отправивших свои воинские подразделения и в Ирак, и в Афганистан, при этом по своей численности польский контингент в Ираке уступает, помимо американского, лишь британскому и австралийскому.

С другой стороны, развернувшиеся дискуссии относительно идеи размещения "противоракетного щита" проходят в польском и чешском обществе на фоне усиливающегося разочарования войной в Ираке и политикой американской администрации, которая, согласно взглядам некоторых экспертов, способна привести к изоляции этих государств от остальных союзников по НАТО в Европе. Так, по мнению аналитиков Варшавского института международных проблем, Польша, находясь на завершающем этапе реформирования системы государственной независимости, в настоящее время уже не так восторженно относится к Америке, которую она десятилетиями идеализировала, находясь по другую сторону Берлинской стены.

Помимо этого, многие поляки и чехи осознают, что их участие в построении американской ПРО в Европе может привести к воссозданию разделительных линий между Востоком и Западом, росту отчужденности между государствами континента, а также снижению доверия между Россией и западными странами, что неминуемо приведет к возникновению нового витка конфронтации в Европе и мире. Опасение возможной персональной ответственности за подобное развитие событий ложится дополнительным "психологическим грузом" не только на различные социальные слои, но и на руководство республик.

Следует учитывать и то, что протестные настроения значительной части польских и чешских граждан в немалой степени обусловлены возможностью возвращения психологически дискомфортного состояния от соседства с бывшими советскими военными базами времен "холодной войны", являвшимися первоочередными целями для американских ракет среднего радиуса действия в Европе. Так, например, местом размещения противоракетного радара избран бывший советский полигон Брды в 50 км от Праги.

Немаловажной стороной американского проекта выступает его финансовая составляющая. Этот же аспект проблемы, как полагают эксперты, может существенно повлиять на общественное мнение, а также значительно увеличить в Польше и Чехии число сторонников развертывания системы. В одном из опубликованных отчетов конгресса США констатируется, что затраты американского бюджета на систему ПРО могут к 2013 году составить 19 млрд долларов.

В документе также отмечается, что на развертывание и функционирование системы ПРО в период до 2024 года может быть израсходовано до 247 млрд долларов. Данное обстоятельство выступает одним из мощных рычагов психологического давления на политическое руководство в Праге и Варшаве посредством возможного предоставления преференций для привлечения части этих средств в целях совершенствования военной инфраструктуры и модернизации национальных вооруженных сил.

Так, например, член комитета по национальной обороне польского сейма Д.Джердич, подчеркивая "открытость" Польши для диалога о противоракетном щите, приходит к выводу о том, что американская ПРО должна "реально отразиться на защите нашей страны", и в связи с этим республике "придется укреплять собственную безопасность и просить США помочь ускорить модернизацию нашей армии".

При этом, несмотря на более чем трехкратное увеличение за последние 7 лет военного бюджета Польши, составляющего почти 8 млрд долларов, подчеркивается, что имеющиеся у Войска Польского 800 противоракетных и противосамолетных комплексов представляют собой модернизированные версии систем советских времен, а стоимость обновления арсенала может составить не менее 1 млрд долларов. Аналогичные настроения активно культивируются и в чешском истеблишменте.

Известный проправительственный политолог В.Янда в интервью журналистам выражает уверенность в том, что строительство радара сулит Чехии "многочисленные выгоды финансового и политического характера", а республику в связи с этим "ждет бум американских инвестиций". Необходимо напомнить, что настроения политических элит двух государств в значительной степени противоречат настроению и мнению населения республик.

Согласно опросам общественного мнения, около 55 проц. поляков и до 70 проц. чехов выступают категорически против размещения в своих странах элементов американской ПРО. Один из руководителей польской общественной организации "Прекратите войну", активно выступающей против войны в Ираке и системы ПРО, Ф.Илковский в интервью представителям СМИ подчеркивает, что его страна "не должна участвовать в американской военной политике. Если США атаковали Ирак, с точки зрения Ирана будет правомерно атаковать американские базы в Польше. В каком-то смысле это начало новой холодной войны в нашем регионе".

Чешская парламентская оппозиция в лице коммунистов и социал-демократов, как известно, инициировала обсуждение законопроекта о проведении референдума по вопросу размещения на территории страны базы ПРО США, но не смогла набрать требуемых 120 голосов.

Коммунистическая партия Чехии при этом продолжает выступать против появления американской базы в принципе. Представители социал-демократов требуют, чтобы этот радар стал частью системы коллективной безопасности НАТО, а не двусторонним проектом Чехии и США. "Для нас это принципиальный вопрос, - заявил лидер социал-демократической партии Чехии И.Парубек. – В противном случае мы не одобрим установки американского радара".

Таким образом, значительная дифференциация взглядов общественности и населения двух стран по поводу предстоящих событий способствует выделению различных социально-психологических групп, характеризующихся зачастую противоположным отношением к развертыванию элементов американской ПРО, а также различной степенью психологической готовности к этому шагу.

В данных условиях правящими режимами Польши и Чехии развернута мощная пропагандистская кампания, направленная на убеждение в правильности и необходимости принимаемых решений, а, по сути – на деформирование общественного мнения в сторону поддержки американского проекта.

В связи с откровенной несостоятельностью утверждений о ракетной опасности для европейских стран и США со стороны КНДР и Ирана, содержание материалов информационно-пропагандистского характера подвергается оперативной корректировке. Некоторыми аспектами содержательной стороны таких публикаций, наводняющих газетные полосы, телевизионный эфир и интернет, при этом выступают:

- провоцирование волны антироссийских настроений на основе настойчивого обращения к "исторической памяти" народов Польши и Чехии, межгосударственные отношения у которых с Россией складывались не всегда благоприятно;

- перенос вполне определенного с западной точки зрения брэнда "СССР" на облик современной России. Показательным в этом отношении является заявление польского премьер-министра Я.Качиньского о том, что развертывание военных баз США гарантирует выход Польши из-под влияния России, а с началом функционирования базы ПРО "шансы на такое влияние как минимум на несколько десятилетий резко снижаются"; - констатация "недемократичности" и, как следствие, непредсказуемости "восточного соседа";

- доказательство причинно-следственной связи между развертыванием баз и укреплением собственной безопасности. В качестве аргумента используется следующая формула: "если на нашей территории есть американская база – это привилегия; если у нас находятся американские солдаты, значит, Вашингтон наш настоящий союзник, и он всегда нас защитит";

- поощрение прагматизма в качестве одного из принципов взаимоотношений с США. Так, например, утверждается, что лояльность восточноевропейцев в вопросе размещения элементов ПРО безусловно приведет к выгодам материального характера. Помимо инвестиционного "бума", Польша, в частности, рассчитывает на подписание давно обещанных Вашингтоном крупных строительных и технических контрактов на восстановление Ирака, а также возможную отмену визового режима для граждан Польши, посещающих США, как это уже сделали польские власти в отношении американцев.

Следует отметить, что в ходе осуществления информационно-пропагандистских акций чешское и польское правительства активно используют элементы психологического давления на общественное мнение в своих странах. Апелляция к чувственным и эмоциональным сферам аудитории, навязывание ярлыков и штампов, нагнетание неуверенности, дискомфорта и страха - лишь некоторые приемы, активно применяемые в настоящее время.

Свидетельствует об этом и выступление министра иностранных дел Чехии К.Шванцерберга в Варшаве, в котором он не только в резкой форме обвинил российское руководство в "попытке шантажа и запугивания" его страны по вопросу размещения системы ПРО США, но и заявил о том, что "чехи сейчас думают, что щит еще больше им необходим".

Эксперты отмечают, что информационная кампания по формированию общественного мнения в европейских странах активно поддерживается администрацией США и руководством НАТО. Глава американского военного ведомства Р.Гейтс, отстаивая необходимость роста военных расходов страны на 2008 год, предусматривающего развертывание военных баз в Европе, подчеркнул, что США должны быть готовы к возможным вооруженным конфликтам с другими странами, в том числе, с Россией.

"Нам необходим весь спектр военных средств для конфликтов с участием армии, поскольку мы не знаем, что произойдет в таких местах, как Россия, Китай, Северная Корея, Иран и других", - заявил он на недавних слушаниях в комитете по вооруженным силам палаты представителей конгресса США.

В какой-то степени закономерно, что решительная позиция Вашингтона в вопросе безусловного размещения своих баз ПРО на континенте послужила поводом для обострения разногласий внутри стран НАТО по данному вопросу, а также в значительной степени спровоцировала возникновение элементов психологической напряженности между ними.

Так, например, в ответ на скептическое отношение руководства Германии к позиции Польши по поводу американских баз, а также настойчивые требования провести открытую дискуссию по данной проблеме с Россией, один из высокопоставленных представителей польского МИД М.Мушиньский в интервью "Берлинер цайтунг" заявил, что "немецкая политика в отношении Польши – это политика националистическая, по сути своей эгоистическая и, поэтому, идущая вразрез с интересами Польши". В поддержку немецкой точки зрения выступил экс-президент Франции Ж.Ширак, подчеркнув при этом, что планы США по размещению элементов ПРО в европейской части не только могут привести Европу к расколу, но и создают немалые трудности для Франции, Германии и других стран, не во всем соглашающихся с Россией, но твердо ориентирующихся на стратегическое партнерство с ней.

Дополнительным фактором, препятствующим выработке единой позиции Европы в отношении американских баз ПРО, выступает намерение Соединенных Штатов, прозвучавшее в заявлении уже упоминавшегося генерала Т.Оберинга, о потенциальной возможности размещения элементов ПРО, помимо Чехии и Польши, на Кавказе (Азербайджан или Грузия) и в Турции.

Обоснованность подобной точки зрения подтверждается, в частности, сильными проамериканскими настроениями в Тбилиси и Баку, а также психологической готовностью Анкары в очередной раз выразить Европе свое возмущение и недовольство по поводу многолетнего откладывания решения о ее вступлении в Евросоюз.

Помимо этого, некоторые сообщения СМИ о возможном отказе США интегрировать свою ПРО в Европе в аналогичные структуры НАТО, не только вызывают сомнения у специалистов относительно результатов проводимых консультаций стран альянса по этому поводу, но и могут привести к серьезным психологическим последствиям, выражающимся во взаимном недопонимании, упреках, подозрительности и настороженности.

Необходимо отметить, что осуществляемые информационно-пропагандистские и организационные мероприятия в рамках кампании по формированию общественного мнения в Польше и Чехии приносят определенные положительные результаты. Явных признаков недовольства решением своих правительств поляки и чехи пока не проявляют. Так, например, самая многочисленная манифестация антиглобалистов, выступающих против размещения баз, насчитывала около 2000 человек, а на один из последних митингов протеста перед зданием правительства Чехии в марте 2007 года под лозунгом "1968 – Иван, иди домой. 2007 – John go home" собралось не более 200 активистов.

В целом же, социально-психологические аспекты размещения американской ПРО в Европе характеризуются латентной противоречивостью и неопределенностью. В стремлении обрести общественную поддержку идеи развертывания противоракетной системы чешское и польское руководства предпринимают значительные информационные и пропагандистские усилия по деформированию общественного мнения в собственных странах, а также преодолению в сознании значительной части населения усиливающегося ощущения дискомфорта и тревоги за собственную безопасность.

Мощная поддержка этой кампании со стороны США и НАТО свидетельствует не только о безусловной решимости американской администрации приблизить глобальную противоракетную систему к границам РФ, но и о настойчивом стремлении вовлечь восточно-европейские государства в орбиту своих геополитических интересов. Вот только выиграют ли они от этого?

© "Информационная цивилизация – XXI век"