Добавить в избранное

27.10.08

30 октября 2008 г. в Москве состоится экспертный Круглый стол "Проблемы координации деятельности организаций российских соотечественников на Украине". Организатор мероприятия – Институт Русского зарубежья...

 

26.02.08 "

28 февраля участники Круглого стола в ЦДЖ обсудят вопрос о влиянии событий конца ХХ – начала ХХI века на русскую идентичность в России, СНГ и странах Балтии...

 
 

3 сентября, в Маастрихте, генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер высказался по поводу позиции России в отношении планов размещения американской системы ПРО в Европе. Он сказал: "Позвольте мне говорить прямо. Российская жесткая критика планов США придала дебатам НАТО-Россия угол, который я рассматриваю как непродуктивный и неполезный". Не значит ли это, что непродуктивно и вредно все, что идет вразрез с политикой Соединенных Штатов?

Антитеррористическая операция в Чечне, политика в отношении цен на газ, отстранение иностранных концернов от разработки российских нефтяных месторождений, спор вокруг свободы слова, "дело Литвиненко" и, наконец, возражения наших лидеров по поводу американской системы ПРО – все подвергается жесткой критике и давлению со стороны Запада. Получается, что России, по-видимому, нельзя без одобрения США бороться с терроризмом, вести международный бизнес, добывать природные ресурсы и заботиться о безопасности своей страны.

Размещение стратегических объектов и накопление военного потенциала вблизи наших границ как раз и создает потенциальную угрозу для России. Тенденция распространения ракетно-ядерного оружия не носит такого катастрофического характера, который требовал бы срочного развертывания глобальной системы ПРО, а тем более вблизи РФ.

Еще в 1972 году США и СССР заключили Договор о противоракетной обороне, который, фактически, был своеобразным приложением к более масштабному Договору о сокращении стратегических наступательных вооружений. Договор ограничивал количество объектов, которые могли быть прикрыты "противоракетным зонтиком". А в 1997 году Президенты США и России договорились, что обе стороны могут создавать ограниченные системы противоракетной защиты при условии, если эти системы "не представляют реальной опасности для ядерных сил другой стороны".

Но что на данный момент мы видим? В 2002 году США в одностороннем порядке вышли из Договора о противоракетной обороне и возобновили создание национальной противоракетной обороны (НПРО), вовлекая в свою игру европейские государства. Россия же намерена строго выполнять взятые на себя обязательства по сокращению ядерных потенциалов на стратегических носителях до 1700-2200 ядерных боезарядов к 31 декабря 2012 года. В связи с этим у российской стороны накопилось множество вопросов к заокеанским коллегам. Каковы истинные причины размещения элементов ПРО в Чехии и Польше, почему под надуманными предлогами откладывается ратификация соглашения об адаптации договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), какова, по мнению западных коллег, дальнейшая судьба договора о сокращении стратегических наступательных Вооружений (СНВ), срок действия, которого истекает в 2009 году?

Ни на один из этих вопросов ответа пока нет. По каждому из них Россия выступает с инициативами, содержащими компромиссные решения: совместно использовать Габалинскую РЛС в Азербайджане, возможность обсуждать проблемы ПРО в рамках "Россия-НАТО", наладив обмен информацией между Москвой и штаб-квартирой НАТО в Брюсселе. Однако Соединенные Штаты принимают те или иные российские предложения в дополнение к размещению элементов американской ПРО в Чехии, Польше и в космосе, а не вместо них. Поспешные и несогласованные действия в этой области могут привести к подрыву стратегической стабильности и созданию дефицита безопасности для всех без исключения европейских государств.

За громкими заявлениями США о стремлении построить новую мировую систему, основанную на совместных интересах, стоит хорошо продуманная политика использовать создание НПРО и участие в ЕвроПРО для упрочнения собственной безопасности и усиления политического давления на государства мира, прежде всего Европы. Создаваемая США противоракетная оборона представляет собой систему с открытой архитектурой, способной в случае необходимости к наращиванию путем развертывания противоракет лазерного оружия воздушного, а в перспективе космического базирования. Такая политика Соединенных Штатов явно не ведет к укреплению дружеских отношений между нашими государствами. Нежелание сотрудничать с РФ в области защиты от ядерной угрозы и игнорирование российских предложений вызывают, мягко говоря, недоумение. Российское руководство выступает за совместные действия по защите от любых угроз, если только эти усилия действительно коллективные, а угрозы реальные.

Принимая предложение США на размещение компонентов американской ПРО на своей территории, руководство Польши и Чехии не удосужилось поинтересоваться общественным мнением своих сограждан по данной проблеме, а когда оно проявилось, то было просто проигнорировано. В результате проблема размещения американской ПРО является сегодня одним из чувствительных аспектов всей внутриполитической обстановки в Польше и Чехии. Согласно социологическим исследованиям в настоящее время в Польше около 55 проц. граждан выступают против планов США и своего правительства. В Чехии против намерений правительства разрешить строительство противоракетного радара США выступают более 70 проц. населения. Однако всенародных плебисцитов власти Польши и Чехии не планируют, все планы вырабатываются без учета мнения и настроения большинства населения. И не только населения, но и политических партий. Например, в Польше недовольство действиями руководства, направленными на превращение страны в заложника американской политики, уже проявилось даже в правящей парламентской коалиции.

Противники баз ПРО США в отличие от своих правителей хорошо понимают, что, приняв у себя американские военные базы, их страны тут же могут стать реальной целью для террористов. А на случай военного конфликта наличие на территории Польши и Чехии элементов стратегического оружия США делает их потенциальным объектом для ракетно-ядерного удара со стороны того государства, против которого будет нацелено это стратегическое оружие.

© "Информационная цивилизация – XXI век"