Добавить в избранное

27.10.08

30 октября 2008 г. в Москве состоится экспертный Круглый стол "Проблемы координации деятельности организаций российских соотечественников на Украине". Организатор мероприятия – Институт Русского зарубежья...

 

26.02.08 "

28 февраля участники Круглого стола в ЦДЖ обсудят вопрос о влиянии событий конца ХХ – начала ХХI века на русскую идентичность в России, СНГ и странах Балтии...

 
 

Состоявшаяся в конце прошлой недели встреча президента Владимира Путина с шефом Пентагона и госсекретарем США знаменовалась новым предупреждением с нашей стороны по поводу развертывания в Европе элементов американской ПРО и не только. Американцам по существу впервые предложена альтернатива: либо отказаться от размещения противоракет с радаром, либо сделать по меньшей мере Польшу заложником американских планов. Заставив американских визитеров прождать 40 минут, что само по себе - элемент демарша, Владимир Путин заявил, что "России, возможно, придется отказаться от своих обязательств по договору 1987 года в том случае, если его действие не будет распространено на другие страны, владеющие ракетным оружием".

Российский президент имел в виду Договор о ликвидации ядерных ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД-87), который был подписан с США накануне распада СССР. По мнению Путина, его следует распространить и на другие страны, в том числе на те, которые «находятся в непосредственной близости от наших границ». Он не назвал эти страны, но в данном контексте это означало не Иран, как это предпочли понять американцы, прежде всего Польшу. Таким образом, российская сторона уравняла опасность, исходящую от стратегических ракет США (после истечения в 2009 году срока действия Договора по СНВ-1 они оказываются без договорного прикрытия) с потенциалом противоракетных шахт в Польше.

Советско-американские договоры РСМД 1987 г. и СНВ-1 1991-го завершали формирование договорно-ограничительного миропорядка и обязывали стороны отказаться от континентальных средств ракетного нападения при сокращении межконтинентальных носителей ядерного оружия (ракет наземного и морского базирования, а также стратегических бомбардировщиков) с начальных 3-5 тысяч единиц до 1700-2200. По оценке политиков и специалистов оба договора соответствовали философии разоружения, но в правовом и особенно в техническом плане безукоризненными не были. Так по ДРСМД (500-5500 км) США уничтожили около 900 ракет в основном прежних поколений (типа "Першинг"). Москву он вынудил отправить под нож 1800 ракет, в том числе новейших по тому времени (ОТР-23 "Ока"). Уже в этом многие специалисты усматривали предпосылку для технологического отставания Москвы, оправдываемого лишь лучшими ожиданиями. Тем более что удельный вес РСМД в наступательном потенциале США и тогда и сейчас оценивается по-разному.

Во всяком случае горбачевские доводы о 5-минутном подлетном времени "Першингов" до Москвы некоторым кажутся умозрительными, ибо само их базирование в Западной Европе (прежде всего, в Великобритании) требовало от союзников Вашингтона особой геополитической осмотрительности. После демонтажа этих ракет Западная Европа фактически исключалась из числа участников глобального ракетно-разоруженческого процесса. В то время как американцы со стратегическими ракетами, размещенными в основном на подводных лодках, по потенциалу "эффективности" уже тогда стали нас превосходить, ибо наши ракеты преимущественно базируются в стационарных шахтах. Факторы же, позволявшие технически компенсировать наши уступки (европейские РСМД и "жертвенный" статус американских союзников), из "игрового поля" были выведены.

А тогда сокращение наступательных вооружений получило развитие в детализирующем договоре 1993 года (СНВ-2). Уже в декабре 2001 года у РФ осталось 1136 носителей и 5518 боезарядов, у США - соответственно 1237 и 5948, то есть договор себя исчерпал. Казалось бы, каждое последующее соглашение должно соответствовать той же ограничительной логике. Однако еще в 2002 году в США принята к реализации, так называемая, концепция глобального удара. Она подразумевает поражение террористических целей не позднее чем через час после их обнаружения. К числу потенциальных целей отнесены элементы ракетно-ядерной инфраструктуры стран-изгоев (Иран, КНДР), а также гипотетические объекты "мировой террористической сети", изготовившейся для нанесения удара по США и их союзникам. В соответствии с этой доктриной носителями формально неядерного оружия должны стать стратегические ракеты морского базирования "Трайдент", число которых было ограничено Договором СНВ-1. Этими же причинами американцы оправдывают и размещение элементов ПРО в Польше и Чехии.

Слом прежней разоруженческой конструкции в данном случае происходит и за счет формально неядерных противоракет. И дело даже не в повторно упомянутой возможности использовать их шахты для базирования РСМД. Проблема состоит в замене концепции военного паритета на оправдание сильнейшего по факту. Вчера мы с этим мирились. Сегодня говорим, что альтернативой праву служат "понятия", по которым нам жить не хочется. Хуже если завтра придет время обоюдного довооружения по эксклюзивной логике каждого. Тем более что размещение в Калининградской области наших ракет даже с дальностью менее 500 километров (например, "Искандер-М", то есть, без формального нарушения ДРСМД) гарантированно покрывает всю территорию Польши.

© Борис Подопригора

© "Информационная цивилизация – XXI век"