Добавить в избранное

27.10.08

30 октября 2008 г. в Москве состоится экспертный Круглый стол "Проблемы координации деятельности организаций российских соотечественников на Украине". Организатор мероприятия – Институт Русского зарубежья...

 

26.02.08 "

28 февраля участники Круглого стола в ЦДЖ обсудят вопрос о влиянии событий конца ХХ – начала ХХI века на русскую идентичность в России, СНГ и странах Балтии...

 
 

Возвращение России к международному воздушному и морскому патрулированию воспринято на Западе как едва ли не главное доказательство возобновления холодной войны. По меньшей мере нас обвиняют в безосновательном давлении на партнеров и "коварном" подрыве антитеррористического фронта. Нам грозят поставить это на вид уже на апрельском саммите НАТО в Бухаресте. Причем, поставить с последствиями.

Хотя в военном смысле само патрулирование никакого "коварства" в себе не несет. Эта практика существовала с конца 50-х годов прошлого века и была прервана нами в 1992 году в одностороннем порядке. Формально - из-за безвозвратного, как тогда казалось, исчезновения самого понятия "вероятный противник". Фактически - из-за известного экономического положения страны.

Тем временем не только традиционный Запад, но и Япония, Китай, а также Индия регулярно осуществляют, по крайней мере, дальние морские походы. Да и патрулирование ВВС США трансатлантического моста, Восточной Европы и Средиземного моря обогатилось воздушными коридорами России и Средней Азии - по пути в Афганистан. Кстати, во всех видах полетов натовской авиации ежедневно задействуется от 50 до 120 единиц. В морских походах за пределами национальных вод постоянно находятся свыше 500 боевых и вспомогательных кораблей и судов только США.

В нашем же случае отработке режимов океанского патрулирования, взаимодействия видов вооруженных сил и родов войск, военно-тактических и технических приемов, в частности дозаправке самолетов в воздухе и безориентирному пилотированию принадлежит локальное, хотя, безусловно, не узковедомственное значение.

Впрочем, количественный аспект патрулирования вряд ли впечатлит: с конца августа 2007 года 14 стратегических бомбардировщиков Ту-95МС летают над акваториями Тихого, Атлантического и Северного Ледовитого океанов. Боевого оружия они не несут - эта практика у нас прекращена после окончания второй мировой войны. В американских ВВС не подтверждают и не опровергают наличие такого оружия. Но судя по известным инцидентам 60-х годов - возле Гренландии и Испании, - у них оно на борту.

Официально и, заметьте, с подробностями мы сообщили, что для океанского патрулирования подготовлены 40 экипажей, составляющие около половины летного состава бомбардировочной авиации. Понятно внимание к массовым полетам дальней авиации, пик которых пришелся на 11 января. Тогда впервые за последние 15 лет был поднят практически весь ее авиапарк: бомбардировщики Ту-160, Ту-95МС, Ту-22М3, заправщики Ил-78 и командно-штабные Ту-134УБЛ. Приведена даже "среднебольничная температура": за весь предыдущий период названные машины израсходовали до 40-45 процента своего ресурса.

Для летчиков безусловно отрадно, что впервые за историю ВС РФ в 2007 году налет дальней авиации превысил 80 часов (при нормативах - у нас 150 часов, в ВВС США - 200 часов). Целых 30 процентов молодых пилотов-дальников получили допуск к самостоятельной работе. Но подозрения в том, что облеты российскими самолетами стран альянса рассчитаны на проверку их систем обнаружения, - умозрительны. На боевой режим они в данном случае не ставятся, а дежурный режим "вскрывается" и обычным пассажирским авиатрафиком.

Более показательная роль отведена морским походам. О них также подробно оповещены все заинтересованные и не заинтересованные стороны. Как и при воздушном патрулировании, эти походы обеспечивают военное присутствие России там, где до этого у нас не доходили руки.

В декабре 2007 года курсом на Средиземное море выдвинулась группа кораблей Северного Флота - авианесущий крейсер (авианосец) "Адмирал Кузнецов" (крупнейший корабль российского ВМФ), два противолодочных корабля и танкер. В Средиземном море к ним присоединился отряд Черноморского флота в составе ракетного крейсера "Москва" и морского танкера. Всего в "патрульно-демонстрационных" мероприятиях участвовали 4 боевых корабля, 7 судов, 47 самолетов и 10 вертолетов. Конечный пункт следования - база в сирийском порту Тартус. По маршруту следования корабли совершили 11 визитов в порты 6 стран. Опять-таки примечательно, что за учениями совместной эскадры (конец января) наблюдали не менее 20 кораблей стран НАТО.

Теперь о политическом антураже воздушно-морского патрулирования. О расширении радиуса действий дальней авиации президент В.Путин объявил 17 августа 2007 года на совместных учениях армий стран ШОС. Таким образом, натовской системе безопасности, которая, на наш взгляд, не тождественна международной, послан не менее коллективный сигнал. Во-вторых, Москва продемонстрировала, что военное усиление России осуществляется без авралов, но по нарастающей - по мере накопления всей суммы национальных ресурсов. Надежды же на упомянутые международные системы таковы, что "индивидуальные средства защиты" - пока предпочтительнее. Наши постконфронтационные партнеры озаботились этим раньше и без нас. Поэтому, в-третьих: демонстрация российского флага имеет не столько учебно-боевое, сколько "разъяснительное" значение. Мы подтверждаем, что стали сильнее, но количественные, да и содержательные формы нашего военного присутствия никому угрожать не могут - по сопоставлению сил и действий сторон. Другие делают то же самое, хотя в возобновлении холодной войны обвиняют нас.

Кстати, словосочетание "задержать холодную войну" несет в себе двойной и, к тому же, противоположный смысл. Скажем так: зафиксировав холодную войну, наш "патруль" пытается ее отсрочить.

© Борис Подопригора

© "Информационная цивилизация – XXI век"