Добавить в избранное

27.10.08

30 октября 2008 г. в Москве состоится экспертный Круглый стол "Проблемы координации деятельности организаций российских соотечественников на Украине". Организатор мероприятия – Институт Русского зарубежья...

 

26.02.08 "

28 февраля участники Круглого стола в ЦДЖ обсудят вопрос о влиянии событий конца ХХ – начала ХХI века на русскую идентичность в России, СНГ и странах Балтии...

 
 



Большинство из нас уже не раз сталкивалось с сектантами. Эти люди часто пристают к прохожим на улицах с предложениями: посетить какой-нибудь богословский семинар, вместе почитать Библию, купить втридорога какую-нибудь безделушку (с уверениями, что ваши деньги пойдут исключительно на благотворительные цели). Ко многим они с подобными предложениями приходят домой. Ну и конечно многие из нас сталкивались с вечно танцующими, поющими "Харе Кришна" и продающими "Бхагават-Гиту" молодыми людьми – кришнаитами.

Однако мало кто задавался вопросом, что же заставляет уже взрослых и психически здоровых людей так странно вести себя в обществе. А ведь есть сектанты, которые ведут себя еще более "странно": сжигают себя, проводят газовые атаки в метро, взрывают себя и других. Многие психологи утверждают, что любая террористическая организация – это та же секта.

В данной статье дана попытка краткого анализа, как из обычных людей делают сектантов, готовых по приказу своего гуру на любое действие вплоть до преступления.

Первый этап - завлечение новичков в секту – проводят вербовщики. В сектах, серьезно стремящихся пополнить свои ряды, – это прекрасные психологи-практики. Даже по внешнему виду людей они уже могут выделить потенциальных жертв. После этого вербовщик подходит к выбранному человеку и начинает разговор. Как правило, сектантских вербовщиков учат, что все люди делятся на четыре группы: мыслители, чувствующие, деятельные и верующие. "Мыслители" – это люди, преклоняющиеся перед логическим мышлением и наукой; "чувствующие" – более всего доверяют своим чувствам; "деятельные" – люди "дела", а "верующие" – приверженцы учения о божественном начале жизни. Опытный вербовщик буквально после нескольких ответов на свои наводящие вопросы может определить, с представителем какой из четырех групп он имеет дело. После этого остается только заинтересовать человека деятельностью секты.

"Мыслителей" в основном ловят на фотографиях ученых, которые что-то увлеченно обсуждают на конференциях, устроенных сектантами, утверждая, что они поддерживают секту. На самом деле эти ученые совершенно чужды как секте, так и той теме, которая обсуждается на конференции. Для них приезд на эту конференцию всего лишь бесплатная возможность пообщаться с коллегами, да и получить серьезный гонорар, который руководители секты выплачивают им за участие в конференции.

"Чувствующих" сектанты "обрабатывают" заботой и любовью. Им рассказывают о том, как хорошо "одной большой и дружной семьей" живут в секте, как члены секты "с полуслова" понимают друг друга. Естественно, что и эмоциональные проблемы новичка, в отличие от жизни в обществе, в их группе будут быстро и эффективно решены.

С "деятельными" вербовщики разговаривают на иные темы. Поскольку "деятельные" "принимают вызов и действуют", то с ними, как правило, говорят о нерешенных в обществе социальных проблемах, о том, что делает секта для облегчения страдания людей. Если их волнуют проблемы войн и национальных конфликтов, то им рассказывают, что данная группа – единственная организация, в которой разработан реальный план противодействия войнам и мирного урегулирования конфликтов (даже если такого плана не существует). Деятельным перечисляются сотни программ по стабилизации и возрождению "гибнущего" мира, которые финансирует и поддерживает группа.

С "верующими" же вербовщики делятся "духовным опытом". После этого многие из верующих сами идут на вербовку, поскольку считают, что встреча с сектантами им ниспослана свыше.

Большинство из завербованных составляют "чувствующие" и "деятельные". "Мыслители" же, если попадают в секту, впоследствии, как правило, выбиваются в руководители.

После того, как человек, "клюнув на приманку" вербовщика, пришел на первое собрание секты, начинается самое главное действо – "перепрограммирование сознания". Как оно осуществляется? Для ответа на этот вопрос сделаем небольшое отступление в область нейрологии.

Наша нервная система состоит из восьми так называемых контуров: по четыре в каждом полушарии. Четыре контура, расположенные в левом полушарии мозга, занимаются нашим "социальным выживанием".

Первый контур, который называется контуром младенца, отвечает за биологическое выживание человека. Выживание – самый главный врожденный рефлекс живого существа. Когда контур младенца сигнализирует об опасности, прекращаются все другие виды психической деятельности организма. В обыденной речи первый контур обычно называют "сознанием".

Второй контур (контур ребенка) отвечает за социальный статус человека в обществе (доминирует или подчиняется). В просторечии этот контур называют "эго".

Третий контур (контур студента) – рациональный ум. Он отвечает за умение вести интеллектуальную работу.

И, наконец, четвертый контур (контур взрослого человека) отвечает за преемственность культуры и знаний в человеческом обществе. Его задача – обеспечить непрерывность существования рода.

При попадании человека в секту атака производится на все четыре контура с целью полной замены импринта (знаний, полученных в процессе развития нервной системы). Это достигается прежде всего изоляцией (сначала кратковременной, а по мере втягивания в секту все более длительной) неофита от внегруппового общества.

Результатом изоляции жертвы от остального мира прежде всего является то, что она начинает импринтировать того, кто приносит ей пищу и от кого зависит ее жизнь как архетип наиболее родственный архетипу матери. Кстати, именно этим и объясняется так называемый "стокгольмский синдром", когда у заложников возникла сильная эмоциональная привязанность к террористу и, одновременно, неприятие "чужаков" из спецназа, спасающих им жизнь.

Фактически, изолировав жертву, сектанты добиваются того, что человек возвращается в состояние младенчества (из-за импринтной уязвимости первого контура) и начинает "переузнавать" своих родителей, которыми для него становятся руководители секты.

Изоляция жертвы от внешнего мира приводит и к состоянию импринтной уязвимости второго уровня, т.к. жертва секты понимает, что в данной социальной группе она – ничто. Автоматически человек начинает искать покровительства наиболее сильной фигуры, которой является руководитель секты.

Понижению "социального статуса" неофита способствует и постоянное напоминание ему, что все неудачи его жизни как до попадания в секту, так и после связаны исключительно с его "греховностью" и плохим исполнением воли "гуру".

Третий контур переимпринтируется прежде всего благодаря отсутствию общения человека со своим прежним окружением, т.е. опять же благодаря его изоляции от остального мира. Человек оказывается в ситуации, когда его обычные способности и умения не работают, поскольку они в секте не нужны. Ему приходится усваивать новые навыки, которые необходимы для выживания в секте.

Для усиления эффекта переимпринтации третьего контура в большинстве сект члены общаются с помощью своего "новояза". Эффект "новояза" серьезно усиливает "перестройку" мозга человека еще и потому что к третьеконтурной необходимости освоить новый язык подключаются выживательные потребности первого контура (пища, кров) и статусные потребности второго контура (защищенность, признание).

В результате изоляции достигается и серьезная импринтная уязвимость четвертого контура, поскольку для сохранения своих культурных традиций человеку необходима постоянная подпитка извне. Очевидно, что когда человек перестает получать "культурные сигналы" от своего постоянного окружения, его импринты начинают исчезать. Он приобретает "культуру" окружающего его "социума", т.е. секты.

Для более успешного перепрограммирования сознания адепта в сектах используется четыре вида контроля: контроль поведения, контроль мыслей, контроль эмоций и контроль информационный.

Контроль поведения затрагивает всю физическую жизнь адепта в секте. Вводятся очень жесткие правила, касающиеся многочасовых ритуалов, индоктринационной деятельности, работы, места проживания, продолжительности сна и рациона питания.

Во многих сектах существует очень жесткая дисциплина, когда адепты должны спрашивать у руководителя разрешения фактически на любое свое действие. Поскольку адепты зачастую лишены финансовых средств, им приходится просить денег на любую необходимую им мелочь у тех же руководителей, что значительно облегчает руководству сект контроль за ними.

В сектах практикуется и такой прием, позволяющий контролировать поведение, как требование жить групповой жизнью, когда адепт постоянно находится в окружении других сектантов. Иногда члену секты насильно навязывают "приятеля" или даже "группу приятелей", с которыми он должен постоянно находиться вместе.

Большое значение для контроля поведения сектантов играет система поощрения и наказания. Руководство секты, как правило, очень внимательно следит за своими адептами. И если человек приносит секте пользу (успешно вербует людей в секту, хорошо распространяет сектантскую литературу и т.п.), то руководство секты его поощряет. Как правило, поощрение – это выдвижение на более высокую должность. Если же его деятельность не удовлетворяет руководство, то его публично критикуют и наказывают, иногда весьма жестоко.

Контроль мыслей подразумевает столь глубокое индоктринирование членов группы, что они усваивают групповую доктрину, принимают новую лингвистическую систему и практикуют техники остановки мыслей "ради сохранения душевного покоя и сосредоточенности". Чтобы стать хорошим членом группы, человек должен научиться манипулировать процессом собственного мышления.

У сектантов доктрина секты является тем "ситом", сквозь которое просеивается вся поступающая информация. Естественно, эта доктрина носит очень жесткий идеологизированный характер, не допускающий "полутонов". Весь мир делится на "белое – черное", "хорошее – плохое", "нас – их".

Чтобы контролировать мысли адепта, секта навязывает ему свой "новояз" с особыми словами, несущими в себе своеобразный сектантский смысл. Таким образом, сектантские символы, связанные с языком, одинаковы для всех представителей данной секты. Контроль над этими символами позволяет контролировать мысли. Во многих группах все сложные ситуации принято классифицировать и обозначать емкими терминами-ярлыками, что позволяет перевести эти ситуации из реальной плоскости в плоскость сектантских штампов. Каждый такой термин или ярлык, служит вербальным выражением "загрузочного языка" и программирует мышление человека в каждой конкретной ситуации, изначально навязывая стереотипы мышления.

Наше представление о мире основано на нашей культуре и языке. В соответствии с ними мы интерпретируем факты. У сектантов количество интерпретаций весьма ограничено. Так, у мунистов любой конфликт между членами группы трактуется как "проблема Каина и Авеля". Им надо только определить: кто является Каином, а кто Авелем? Тут им на помощь приходит руководство секты. После решения вопроса Каин должен покаяться и покорно "следовать за Авелем". Естественно, любые отклонения от этой поведенческой нормы трактуются как "служба сатане". Интересно отметить, что как "проблема Каина и Авеля" должна решаться и проблема возникновения любой критической мысли о лидере секты или самой секте у адепта. Здесь в роли Авеля выступает сам лидер или секта в целом.

Не менее эффективным приемом, с помощью которого руководители контролируют мысли адептов, является ритуал остановки мыслей. Как только у сектанта появляется "плохая" мысль, он ее останавливает и обретает "душевный покой". Остановка мыслей достигается с помощью молитв, чтения мантр, "говорения на языках" и других подобных приемов. Если в первое время сектанту еще приходится несколько "напрягаться", чтобы остановить "дурные" мысли, то уже через пару недель это достигается автоматически.

Контроль эмоций достигается с помощью сужения диапазона личных чувств. Из всех их человеку оставляют только вину и страх. Они позволяют полностью контролировать эмоции сектанта. Адепты должны испытывать вину за все, что происходит в мире, в том числе за то, что сделали они, и за все остальное, к чему они не имеют никакого отношения.

Чтобы теснее сплотить сектантов в группу, руководители сект действуют и таким испытанным способом, как создание "образа врага".

Члены сект должны всегда думать только о группе, никогда о себе и никогда не жаловаться. Для пресечения возникновения "крамольных" мыслей на основе симпатий между сектантами руководители сект контролируют и межличностные отношения в группе.

Очень эффективное средство контроля над эмоциями сектантов – исповедь, которую также культивируют в большинстве сект. Она может быть как перед всей группой, так и исключительно перед руководителем. Все, что говорится на этой "исповеди", тщательно запоминается руководством секты. В случае необходимости давления на сектанта, его "грехи", сказанные на "исповеди", мгновенно используются в этих целях.

Страх перед исключением из группы также является весьма сильным эмоциональным оружием в руках руководителей сект. Сектантам постоянно внушают, что вне группы они не смогут долго прожить. В "греховном мире" их ждут страшные болезни, наркомания, преследования грешников и смерть. В результате всех этих внушений, при угрозе со стороны руководства об исключении из секты у большинства сектантов наблюдается возникновение панического страха.

Информационный контроль заключается в том, что вся поступающая к сектанту информация проходит строжайшую цензуру. Естественно, всякая критическая информация из внешнего мира отсекается. Главная беда для сектанта заключается в том, что в результате поступления односторонней информации у человека полностью атрофируется аналитический аппарат.

Как уже говорилось выше, межличностное общение членов секты также находится под жестким контролем. Запрещена всякая критика лидера, доктрины или самой секты. К тому же в сектах культивируется слежка сектантов друг за другом с последующим докладом руководству. Новички могут общаться между собой только в присутствии старшего члена группы.

Во всех сектах существует так называемые различные "уровни правды". Существует "внешняя правда" - для тех, кого пытаются заманить в секту. По мере втягивания в секту адепт переходит ко все большим "уровням правды".

Для сектанта "внешняя правда", полностью противоречащая доктрине секты, вовсе не является ложью – это просто другой "уровень правды".

Все четыре вида контроля (поведения, мыслей, эмоций и информации) позволяют манипулировать практически любым человеком. Любопытно отметить, что люди с устойчивой психикой составляют фанатичное и преданное руководству ядро секты.

Хронологически создание "нового человека" проходит в три этапа: размораживание, замена, замораживание. Теория трех этапов психологического перепрограммирования человека была разработана в конце сороковых годов прошлого столетия психологом Эдгаром Шейном. "Промывание мозгов" проходит в три этапа с применением тактики постепенного повышения требований со стороны руководства секты и постепенных уступок со стороны жертвы (такая же тактика используется при подготовке наемных убийц и террористов, а также при установлении непринудительного психологического контроля над человеком).

В своей работе "Навязанное убеждение" Эдвард Шейн писал, что размораживание состоит в разрушении прежней личности, замена является процессом индоктринации нужных идей, замораживание – процессом завершения формирования новой личности, закрепления у нее индоктринированных идей. Рассмотрим процессы, происходящие с человеком на каждом этапе.

На этапе размораживания происходит разрушение досектантского мировоззрения человека. Личность остается вообще без жизненных ориентиров. Человек теряет всякое представление о реальности. Самое главное: перестают функционировать защитные механизмы, предохранявшие его мировоззрение от разрушения.

Для того, чтобы "разморозить" человека, существует множество приемов.

Во-первых, это изоляция человека от внешнего мира. Как правило в сектах изоляцию сочетают с физиологическим воздействием на психику человека. Для этого его лишают сна и изменяют рацион питания (как правило, сектантам дают пищу с низким содержанием белков и высоким сахаров – для усиления эмоционального возбуждения).

Во-вторых, для "размораживания" используется гипноз. Так, человек входит в состояние транса, если его специально "заваливают" противоречивой информацией. Поскольку жертве не дают время на размышление, то она теряется и рефлекторно начинает искать опору в группе. И когда человек видит, что остальные члены группы спокойны, то пытается адаптироваться к ситуации, т.е. воспринимать, не размышляя.

В-третьих, существуют методы так называемой "сенсорной депривации" (полного лишения человека информации) или, наоборот, "сенсорной перегрузки", когда на человека буквально "вываливают потоки" эмоционально нагруженной информации, которую он не в состоянии переработать. Человек в подобных случаях "отключается", т.е. воспринимает информацию, не анализируя ее.

Существуют и другие подобные психологические техники. Например, "двойной капкан", когда человеку "предоставляется выбор" между двумя возможностями, но проверить правильность своего выбора у него нет.

Вполне естественно, что "размораживанию" способствуют такие техники, как сеансы групповых молитв, танцевальные движения (радения хлыстов, вращения суфиев), ритмичная музыка с групповыми движениями, хоровое пение.

После отключения защитных механизмов начинается внушение людям мыслей об их порочности, бездуховности, некомпетентности и пр. Делается все для того, чтобы морально сломать человека и показать ему, что его спасение возможно только в секте. Как только это удается, можно считать, что первый этап закончен.

На этапе замены "накачка" новичка идеями секты происходит во время различных семинаров, отправления групповых ритуалов, группового просмотра видеоматериалов и прослушивания аудиокассет с записью выступлений лидеров, а также в процессе внутригруппового общения.

Все лекции в сектах читаются монотонным убаюкивающим голосом, что способствует усыплению адептов и некритичному восприятию преподносимой информации. Ведущий во время лекции постоянно возвращается к ключевым фразам и дает материал "по замкнутому циклу".

Суть всех лекций, как правило, сводится к утверждению о том, что только учение секты – единственная надежда мира на выживание и процветание. Чтобы усвоить это учение, вербуемые должны избавиться от прежней греховной личности и рациональности. Они должны "освободиться и поверить". Такие призывы со временем звучат все сильнее и убедительней.

Для большей убедительности руководство секты практикует и такой прием. "Сочувствующие приятели" в "доверительной беседе" выуживают у адепта какие-либо сведения личного характера, которые тут же передают руководителю. В нужный момент руководитель в процессе "духовного озарения" сообщает адепту, на которого такая "чудесная духовность" оказывает самое серьезное воздействие.

Для усиления воздействия людей в сектах постоянно обучают групповому конформизму, для чего практикуют групповые занятия, на которых происходят исповеди. Исповедующегося осуждает и хвалит вся группа, что способствует закреплению определенных мыслей и "изгнанию" других. Как только доктрина секты усвоена, начинается третий этап – "замораживание".

На этапе "замораживания" перед "новорожденным" сектантом ставится какая-то жизненная цель. Главным приемом на этом этапе становится подражание. Новичка прикрепляют к "ветерану" и заставляют копировать поведение последнего. Таким образом руководители сект фактически "одним выстрелом убивают двух зайцев": заставляют "ветеранов" ощущать себя значимыми фигурами и быть "на высоте", а у новичков пробуждают желание стать такими же образцами для подражания.

На этапе "замораживания" нового сектанта стараются окончательно оторвать от его воспоминаний о досектантской жизни. Для этого ему часто меняют имя, одежду, прическу и т.д. Его вынуждают отдать секте все свое имущество, что способствует еще большему его закабалению.

Для того, чтобы укрепить человека в его новых убеждениях, его как можно быстрее стремятся подключить к вербовке новых адептов. Руководители сект отлично знают, что ничто так не заставляет человека поверить в какие-то идеи, как попытки навязать эти идеи другим.

Укрепляются убеждения адептов и в результате "мученичества", в том числе торговли при любых погодных условиях сектантской литературой или всякой мелочью.

По истечении некоторого времени, как правило нескольких недель, работы по вербовке или практики "мученичества" адептов отправляют на новый этап индоктринации. Этот цикл повторяется многократно в течение нескольких лет.

Важную роль в "промывании мозгов" сектантов играют идеи, проповедуемые практически во всех сектах. Эти идеи, внушенные адептам, делают секты страшным оружием в руках их руководителей.

Самая главная идея – "доктрина – это реальность". Систему представлений группы у сектантов принято считать не теорией, позволяющей интерпретировать реальность, а саму эту реальность. Поскольку доктрина секты является истиной, то любой найденный в ней сектантом недостаток трактуется как его греховность (он еще не совершенен, чтобы понять доктрину). Чтобы придти к пониманию доктрины, сектант должен гораздо усердней работать на благо секты, еще больше верить руководителю и доктрине.

Вторая идея прямо вытекает из первой: весь мир черно-белый, где белое (добро) – это секта, а черное (зло) – весь остальной мир. Адептам постоянно внушают, что секту окружают враги, а их самих искушают злые духи. Это приводит к тому, что во многих сектах адепты начинают страдать различными фобиями и постепенно становятся параноиками.

Третья идея – идея избранности членов секты. Сектанты всерьез полагают, что избраны Богом для того, чтобы спасти заблудшее человечество. Для спасения этого человечества сектанты готовы его уничтожить.

Таким образом любая секта стремится разрушить индивидуальность человека, данную от рождения и воспитанную в нем всей его жизнью, чтобы сделать его "манипулятором", способным исключительно на определенные действия в интересах секты.

© "Информационная цивилизация – XXI век"