Добавить в избранное

27.10.08

30 октября 2008 г. в Москве состоится экспертный Круглый стол "Проблемы координации деятельности организаций российских соотечественников на Украине". Организатор мероприятия – Институт Русского зарубежья...

 

26.02.08 "

28 февраля участники Круглого стола в ЦДЖ обсудят вопрос о влиянии событий конца ХХ – начала ХХI века на русскую идентичность в России, СНГ и странах Балтии...

 
 

Виталий Журавлев,

эксперт Института Русского зарубежья

Украинские выборы в Верховную Раду можно анализировать с разных сторон: с точки зрения политических итогов; с позиции процедурной чистоты; с точки зрения правовых особенностей избирательной системы Украины; с точки зрения организации выборов; степени ангажированности или объективности наблюдателей за выборами от международных организаций; освещения выборов в украинских и иностранных СМИ и т.д.

Я в свою очередь хотел бы обратить внимание и попытаться дать интерпретацию такому существенному социальному феномену выборов 26 марта как их выраженный территориально-электоральный аспект.

Выборы 26 марта 2006 г., так же как и ранее проходившие избирательные кампании на Украине, продемонстрировали с позиции электоральных предпочтений избирателей три региона: западный, центральный и юго-восточный.

Западный регион поддерживает, прежде всего, блок «Наша Украина», в меньшей степени блок Юлии Тимошенко и почти совсем не поддерживает Партию регионов.

Центральный регион, включая Киев, голосует примерно поровну за «Нашу Украину» и блок Юлии Тимошенко и в тоже время свой электорат, хотя и значительно меньший, там имеют Партия регионов и Соцпартия.

На юго-востоке Украины, численно преобладающем в электорате, лидерство с большим отрывом принадлежит Партии регионов, и только в небольшой мере голоса имеют «Наша Украина» и Юлия Тимошенко.

Итак, мы имеем факт, что в Украине существуют три региона, которые значительно различаются с точки зрения симпатий избирателей.

С другой стороны, давайте посмотрим, что представляют собой сами политические организации, которые приняли участие в украинских выборах.

По итогам голосования в парламент прошли 5 участников: Партия регионов, с 31,8% голосов; блок Юлии Тимошенко - 22,35 % голосов; «Наша Украина» - 14,14%; Социалистическая партия Украины - 5,76%; Компартия -3,65% голосов.

Обращает на себя внимание, что только две политические силы, преодолевшие 3 % рубеж и прошедшие в парламент, представляют собой классические по названию политические партии. При этом их удельный вес по сравнению с другими политическими субъектами незначителен.

Политическими же тяжеловесами на Украине оказались организации, которые не имеют выраженной партийной, то есть социальной идеологии. Конечно, объяснить это явление можно тем, что в украинском обществе к настоящему времени не сложились устойчивые социальные структуры. Поэтому политические партии, которые в соответствии с идеологическими программами должны были бы отражать интересы своего социального электората и пользоваться его поддержкой на Украине не сформировались.

В таких условиях, персонификация политических процессов, когда политические субъекты создаются под известную, раскрученную имиджмейкерами фигуру, воспринимаемую большими группами населениями в качестве национального лидера, является естественной. Такая ситуация характерна для всех переживших радикальную социальную трансформацию постсоветских обществ, в том числе в России, Белоруссии, Грузии и т.д.

В России, например, только сейчас начинают серьёзно ставить вопрос о необходимости идеологической программы для партии «Единая Россия», что не помешало ей уже в течение нескольких лет оставаться «партией власти», объединяющей в себе элитные властные группы в большинстве субъектов Российской Федерации.

Однако, именно на Украине персонификация политических процессов, судя по результатам выборов, привела фактически к распаду электорального, а значит в значительной степени и политического пространства.

Очевидно, что голосование избирателей на Украине не проходило по партийному, идеологическому или личностному признаку. Если бы это было так, то столь значительной территориальной разницы в оценке лидерских качеств политических персон и их программ в условиях единого информационного пространства страны, даже с поправкой на деятельность местных СМИ, быть не могло.

Тогда по какому отличительному признаку проходило это голосование? По клановому? Но клановый принцип формирования власти срабатывает в основном в патриархальных обществах, где сильны традиционные властные позиции отдельных семей и существует сложившаяся система клиентуры. Такая модель голосования может быть адекватной для областей Кавказа и Средней Азии, но не для Украины.

Чтобы интерпретировать результаты украинских выборов, на мой взгляд, стоит вспомнить о том, голосование представляет собой форму выражения общественного мнения, субъектом которого является всё население, обладающее активным избирательным правом. Общественное мнение в соответствии с ещё гегелевской традицией является отражением стихийного общественного сознания и общественного бытия. Соответственно, результаты выборов выражают общественные потребности носителей общественного мнения – избирателей. Как следует из того, что голосование в Украине проходило по территориальному признаку, население различных территорий Украины обладает чётко выраженными различиями в общественном бытие и в общественном сознании.

Более того, эти различия не просто присутствуют, что является достаточно естественным для большой страны и могут быть объяснены спецификой социально-экономического развития территорий, но в отношении запада и юго-востока носят антагонистический характер. Судя по результатам этих и предшествующих выборов, избиратели на западе Украины готовы голосовать за кого угодно, но только не за кандидата, которого поддерживает население юго-востока. На юго-востоке похожая картина с обратным приоритетом. Можно предположить, что население западной и юго-восточной частей Украины голосуют не за лидеров, партии и программы, а друг против друга. Поскольку население центральных областей Украины не высказывает однозначной поддержки ни кандидату запада, ни кандидату юго-востока, а имеет свою электоральную картину предпочтений, то и здесь можно говорить о наличии выраженной территориальной специфики.

Результаты «четырёх избирательных туров», как образно выражаются некоторые обозреватели в СМИ, подразумевая, что парламентские выборы на Украине стали логическим продолжение президентских, убедительно говорят о том, украинское население обладает территориальной идентичностью. Но поскольку сама по себе территория идентичность не определяет, то следует говорить о социокультурных различиях, имеющих территориальную привязку. Понятие «регион» для Украины больше чем география, территория и экономика. Это также политический, социально-экономический и культурный феномен.

Как известно, в современном мире регионализация характерна не только для Украины, а представляет собой тенденцию, связанную с процессами глобализации, как своего рода обратная сторона медали универсализации в обществе политической жизни, культуры и экономики. Естественно, что политики используют региональный фактор для достижения своих целей в ходе избирательных кампаний.

Однако как уже было отмечено, региональный фактор не детерминируется экономикой и географией. Он определяется в большей степени состоянием общественного сознания населения, его самосознанием.

Социальный факт, который признаётся сегодня большинством специалистов в области национальных отношений, состоит в том, что национальное и этническое самосознание народов возрастает. Национальное и этническое самосознание основывается на осознании человеком своей принадлежности к данной общности, ответственности за её развитие, сохранении культурно-исторической преемственности. Национальное и этническое самосознание предполагает идентификацию «Мы» и «Они», где «они» могут рассматриваться как с точки зрения сотрудничества, так и с точки зрения конкуренции.

С этой точки зрения, у населения Украины в трёх регионах сложилась идентификация, которая соответствует понятию этническая.

По мнению большинства специалистов в современной науке к характеристикам понятия «этничность» относят разделяемые членами общности представления об общем территориальном и историческом происхождении, единый язык, общие черты духовной и материальной культуры, способность к солидарной деятельности, в том числе в политической сфере. Некоторых исследователи полагают, что решающую роль в единстве этноса играет расовый фактор, другие указывают, что этничность следует понимать исторически, и она постоянно предполагает собой новое содержание. Кто-то образно сравнивает этничность с душой народа.

Но как бы то ни был, этничность представляет собой социальную реальность особого рода, которая проявляет себя в различных сферах общественной жизни, в том числе в политической сфере.

Этничность, организованная для достижения каких-то целей, является мобилизованной этничностью. Мобилизованная этничность может проявлять себя и как политическая организация с присущей ей целью и задачами.

Во время выборов на Украине, судя по манере ведения избирательной кампании и результатам голосования, мы имеем дело с этничностью, мобилизованной для решения политических задач. Это объясняет выраженный региональный характер электоральных предпочтений.

Избирательные кампании на Украине представляют собой индексы региональной идентичности, которые представляют собой композитные наборы политических лидеров, организаций, лозунгов, источников финансирования, символики, направленности местных СМИ и т.п.

Если исходить из представления о нации с позиции модернизма, то есть рассматривать нацию как общность, созданную в результате индустриального развития в эпоху модерна, государственными бюрократическими институтами и единым культурно-образовательным пространством, то следует признать существование украинской политической нации.

Украинская нация поли этническая по своему составу. Выборы показали, что в ней присутствуют как минимум три этноса, которые пространственно расположены в центральной, западной и юго-восточной Украине. И эти украинские этносы, их политические группировки, как показывают выборы, имеют различные политические интересы.

Таким образом, перед руководством Украиной стоит сложная задача создания устойчивой модели власти при наличии в стране выраженной региональной этничности.

На мой взгляд, объективная реальность состоит в том, что нравится это кому-то или нет, но политической элите Украины придётся выстраивать территориальную политику, то есть создавать механизм интеграции региональных элит в центральную элиту с одной стороны; с другой стороны признать право регионов на определённую автономию.

Во многих государствах мира это представляет собой естественную политическую и правовую практику, которая определяется понятием федерализм, с конкретным распределением компетенции в каждом случаи.

По любому стабильность и преемственность украинской власти может быть достигнута только путём выстраивания сложной системы компромиссов региональных элит путём распределения полномочий на места и учёта мнений всех основных этнических, социальных и региональных групп при проведении внешней и внутренней политики Украины.