Добавить в избранное

27.10.08

30 октября 2008 г. в Москве состоится экспертный Круглый стол "Проблемы координации деятельности организаций российских соотечественников на Украине". Организатор мероприятия – Институт Русского зарубежья...

 

26.02.08 "

28 февраля участники Круглого стола в ЦДЖ обсудят вопрос о влиянии событий конца ХХ – начала ХХI века на русскую идентичность в России, СНГ и странах Балтии...

 
 

В современном мире информационные политтехнологи давно перекочевали из области электоральных и корпоративных войн в международные отношения, а приемы современных информационных войн во многом повторяют тактику так называемого "черного пиара". Именно так – как "черный пиар" - можно охарактеризовать информационную составляющую внешней политики администрации президента Саакашвили. Пиар очень черный и… очень неумелый.

Методы, с помощью которых ведутся грязные информационные кампании, широко известны. Это, прежде всего, навешивание всякого рода ярлыков. "Терроризм", "тоталитаризм", "геноцид" и другие слова-паразиты прочно укоренились в лексиконе представителей Тбилиси. В расчете на западное политсознание они употребляются всякий раз, как речь заходит о Южной Осетии или Абхазии. Такое стремление говорить на понятном Западу языке объяснимо и понятно – Саакашвили необходима поддержка США и Евросоюза. Однако, когда госминистр Грузии Георгий Хаиндрава в полемическом запале начинает примерять такую терминологию к России и называет ее "фашистским государством", в России, где такие словеса воспринимаются по близости исторических аналогий крайне болезненно, ничего кроме раздражения это вызвать не может.

Другой излюбленный прием грузинских специалистов по политтехнологиям - повторение одного и того же ложного тезиса бесконечное число раз. Так из ярлыков формируются стереотипы. Метод, позаимствованный из арсенала доктора Геббельса (так какое государство фашистское, кстати?), исходящий из циничной уверенности, что ложь, дабы быть эффективной, должна быть массированной, крупномасштабной, беззастенчивой и непрерывной. Причем могут задействоваться даже некоторые подлинные факты, используемые в качестве прикрытия массированной дезинформации.

Сюда же относится систематическое искажение исторических фактов, подтасовка цитат, ссылка на несуществующие авторитеты, а также периодический вброс скандальных фактов, которые невозможно проверить, тиражирование ужасающих кадров с мест событий и другие аналогичные приемы, рассчитанные на создание эмоционального дискомфорта и нейтрализацию способности человека рационально оценивать предоставляемую информацию.

Однако подобные манипуляции сознанием могут создать только видимость объективности и точности. Как правило, они легко опровергаются. Дело в том, что тенденциозный подбор иллюстративного материала эффективен только в том случае, если люди – объекты пропаганды - не имеют возможности получить какую-либо альтернативную информацию. В наш век телевидения и интернета это применимо только по отношению к тем районам, где совсем не развита информационная инфраструктура. Чего в любом случае нельзя сказать ни о России, ни о Грузии.

Однако перспектива завладеть вниманием аудитории путем тщательной селекции информации и "картинок" по-прежнему представляется грузинскому руководству очень заманчивой. Отсюда – тот режим информационной блокады, распределения и ограничения информации, который сейчас фактически установился в Грузии. В первую очередь от него страдают зарубежные СМИ, но – и что гораздо важнее – сам грузинский народ, который лишается альтернативных источников информации и вынужден довольствоваться должным образом препарированными "нужными" фактами.

Но для ведения пропаганды "нужных" фактов зачастую просто не хватает. Тогда их… можно просто создать. Широко практикуется и такой метод. Создаются ложные информационные поводы или, проще говоря, провокации. Классическим примером такой провокации был инцидент с грузовиком российских миротворцев. По словам Марата Кулахметова, с такого рода провокациями российские миротворцы сталкиваются постоянно. А ведь, кроме создания пропагандистского повода, дрогни у кого из вооруженных людей рука, в результате таких действий могут появится и жертвы.

Любой такой искусственный инцидент стараниями грузинских пиарщиков превращается в красочное шоу, привлекающее внимание зарубежных СМИ, тиражируемый сотнями телеканалов. И это еще одна отличительная черта современных политических пиар-технологий – стремление привлечь внимание аудитории к тому или иному факту с помощью яркой упаковки, броской подачи. Такое использование голливудских приемов грузинские специалисты позаимствовали у американских коллег, преуспевших в мастерстве наглядной агитации. Подчас и грузинские государственные мужи, не исключая самого президента Саакашвили, ведут себя как шоумены, а не как ответственные политики.

Однако и шоу-бизнес имеет свои каноны и жанровые нюансы. Как говорится, от великого до смешного – один шаг. Если каждое проткнутое колесо превращать в большой международный скандал, а за каждой гнутой трубой на дне реки видеть покушение на президента, то общая картина будет напоминать не боевик, а комедию положений. Что, собственно говоря, мы и наблюдаем. Западные партнеры Саакашвили с иронией комментируют его не всегда уместные словесные пассажи, а сама фактура грузинского президента сообщает новые импульсы творчеству зарубежных карикатуристов. Так и до нового скандала с карикатурами не далеко.

Все это было бы даже забавно, если бы не один аспект этой проблемы. В целом, информационная война между странами на современном этапе – явление весьма обыденное. Делается тревожно, если психологические операции приобретают черты ярко выраженного устрашения, запугивания военной мощью и боевым превосходством. Как правило, это свидетельствует о переходе от информационно-психологических операций мирного времени к боевым, в ходе которых основным адресатом пропаганды становятся вооруженные силы противника. Это может косвенно указывать на подготовку к войне уже не информационной, а самой что ни на есть реальной.

Если проследить эволюцию информационных мероприятий Грузии за последние два года – от "наступления любовью" образца весны 2004 г. до нынешних милитаристских демонстраций, становится очевидно, что удельный вес устрашения и запугивания в общем пропагандистском потоке существенно возрос и стал доминировать. Это уже внушает серьезные опасения.

Что должны делать в такой ситуации российские и зарубежные СМИ? Что и всегда. Говорить правду и только правду. Это целевая функция прессы, это журналистский долг. Срывать ярлыки и маски, разрушать стереотипы, разоблачать ложь, не публиковать непроверенные факты, критически относится к провокациям, искать правду, называть вещи своими именами.

И еще одно. Общественное мнение очень консервативно. Но, к сожалению, и оно подвержено влиянию пропаганды. И вот уже сейчас мы видим, как пропаганда начинает раскачивать тяжелый маятник общественного мнения, пробуждая подозрительность, недоверие, обиду и т.д. уже не только в отношениях между Россией и Грузией как государствами, но и между двумя народами. А ведь русский и грузинский народ связывают не только соседство, общая вера, два столетия общей истории, но еще и святые узы пролитой в войне против общего врага крови. Это нельзя ставить под удар по сиюминутным политическим соображениям.

Денис Тюрин, член Совета директоров ИА "Инфорос"