Добавить в избранное

27.10.08

30 октября 2008 г. в Москве состоится экспертный Круглый стол "Проблемы координации деятельности организаций российских соотечественников на Украине". Организатор мероприятия – Институт Русского зарубежья...

 

26.02.08 "

28 февраля участники Круглого стола в ЦДЖ обсудят вопрос о влиянии событий конца ХХ – начала ХХI века на русскую идентичность в России, СНГ и странах Балтии...

 
 

В какой-то степени правы те, кто считает, что исследование сепаратизма, даже слегка приправленное актуальной фактурой, неизбежно превращается в публицистику с авторским разведением правых и виноватых. Нет спору, дистиллированная вода – безвкусна. Но она необходима для приготовления аптечных снадобий. Повсеместно наблюдая сепаратистские всплески, максимально дистанцируемся от их страноведческой привязки. Даже примеры приведем из того прошлого, которое из категории недавней хроники перешло в Историю. Чтобы ее популярная интерпретация не оставляла впечатления предвзятости, даже невольной...

Вынесенный в заголовок вопрос встает в один ряд с "Как накормить голодных?" и "Как противостоять СПИДу?". Ответов нет ни у политиков, ни у науки. Есть реальность, существующая помимо нашего к ней отношения: на 200 государств приходится 5000 этносов и около 100 конфликтов с признаками острого национально-религиозного противостояния. Впрочем, эта статистика не охватывает огромные пространства, чтобы не сказать континенты: что мы знаем о племенных войнах фуала и малинке в Гвинее?

Свыше 70 из 100 конфликтов насчитывают многовековую историю и обнаруживают способность затухать, обостряться, мимикрировать в иные, еще менее изученные формы, например, в те же "архаические" - межплеменные, более "современные" - межэлитные или - с недавних пор самые актуальные – "насильно умиротворенные". Из тех же 100 конфликтов - опять-таки - 70 хотя бы одной стороной противостояния имеют мир ислама.

И вот первый вывод. Не спешить с окончательными выводами: ни теперь, ни вообще. Ученые, дифференцирующие конфликты, представляют в своем абсолютном большинстве еврохристианскую цивилизацию, поэтому изначально задают их рассмотрению определенный ракурс. Отсюда: "мы" - "мирные люди", "они" - "скандалисты". Интересно, что скажут о нас эти или другие "скандалисты", когда обогатят наши "методики" своим видением?

Медицина прошла длительную эволюцию от отпугивания нечистой силы до компьютерного расчета фармацевтических доз. По временной аналогии - современная конфликтология переживает эпоху чумных эпидемий в феодальную пору. Отсюда - тот уровень "диагностики", следовательно, и "терапии", на который сегодня способна наука.

Сепаратизм со времен зарождения государственности, выступает главным катализатором большинства войн. Это - осознанное большинством данной этнической группы стремление к обособлению через утверждение собственных структур власти. До рубежа XX века в общественном сознании вполне уживались два принципа национально-государственного устройства: территориальной целостности (преимущественно для "своих") и права наций на самоопределение (для "врагов").

По мере развития оружия и ужесточения войн перед цивилизованным - по тому времени - человечеством встала задача установления минимального миропорядка: хотя бы для того, чтобы "стихийные" войны не мешали "плановым". Тогда и возник поныне действующий международно-правовой принцип преимущественного значения целостности государства перед правом из него выйти. Сепаратизм из неоспоримого промысла Божьего перешел в разряд "злодейских деяний". Увы, источник сепаратизма - неудовлетворенность большинства представителей одного географически и культурно обособленного этноса своим политическим статусом - остался прежним и тогда, когда на него цыкнули грозные монархи и "железные" канцлеры.

Упомянув источник, обратимся к его "составным частям". Их, как следует из классики, три: экономика, мифология, политика. Давно известно, что любая война отдает "нехваткой бутербродов". Как, впрочем, и их избытком у тех, кто не хочет делиться. Отсюда - вывод номер два: не стоит отождествлять сепаратистов с заведомо слабыми и бедными. Судетские немцы в 1938-м, как и североирландские протестанты сегодня, - куда благополучнее своих соседей.

Противоречивая природа сепаратизма во многом обесценивает, казалось бы, универсальный принцип, найденный в начале XIX века нашим соотечественником князем Борщаговским. Будучи признанным специалистом по межнациональным отношениям в целом и сепаратизму в частности, он предлагал "удовлетворять недовольных своим значением за счет вещественных приобретений". Впрочем, принцип экономической компенсации, заключающийся в том, чтобы ПОДНЯТЬ - не просто УРАВНЯТЬ! - большинство и меньшинство до уровня богатых, остается самым главным при разрешении межнациональных противоречий. Выше заглавными буквами набрано то, что в свое время не учел, в частности, маршал Тито в Косово, "уравнявший" зажиточных сербов с бедными албанцами - что в последствии "аукнулось" демографическим перекосом. Но даже если бы - за счет некоего "марсианского" фонда - экономическим "чудом" осчастливились все, "дело о сепаратизме" не перешло бы в разряд закрытых.

Конфликтологи не спешат сбрасывать со счетов и просто въевшиеся в наше сознание стереотипы восприятия другой национальной культуры. Не отвлекаясь на прочие примеры, вспомним пословицу о нежданном госте или глагол, производный от существительного "цыган". Мифологические представления еще сложнее, чем материальный уровень, поддаются коррекции. Но, к счастью, поддаются. Для этого требуется "громкое" событие, случай, ломающие привычный образ "чужого".

По свидетельству французских этнопсихологов, образ "кровожадного русского казака", живо воспроизводимый в сознании их соотечественников до самого 1813 года, вопреки логике своего времени, был "перекрыт" отказом русского командующего союзной артиллерией от обстрела Парижа. Вторым, увы, труднодостижимым способом изменения национального стереотипа является "отдых" от постоянного общения друг с "другом". К сожалению, то, что можно порекомендовать оскандалившимся супругам, не примет политик, живущий преимущественно настоящим.

Итак, политика, неразрывно связанная со стремлением к власти. В том числе, без разборчивости в сегодняшних средствах, оглядки на прошлое и взгляда в будущее. Лучшей возможности проявить себя героем, чем, возглавляя "освободительный поход" или "спасая отечество", - не придумать. Еще сложнее, когда на сиюминутную политическую конъюнктуру накладывается "сверхценная" мессианская идея. Безразлично, кому она принадлежит: одной из сторон конфликта или кому-то третьему. Она может брать начало в пращуровских скрижалях, доказывающих, что обезьяна, от которой берет начало род гонимых, была лучше ее собратьев, и поэтому именно им следует помогать.

Мессианство, как показали события на Балканах, может выражаться и в "примирении" с помощью "высокоточного" оружия. Результат один: конфликт - при всей своей изначальной остроте "ограниченный" двумя сторонами, неизбежно распространится на других. "Горящие" идеей миротворчества далеко не всегда руководствуются Евангелием от Луки: "Благословенны миротворцы, мир приносящие. Ибо названы они сынами Божьими". Подобно тому, как конфликтолог заинтересован в гонораре, миротворец тоже рассчитывает заработать. Что же делать? Отказаться от миротворчества?

Подошли к третьему выводу: вмешательство в конфликт любых посредников может быть оправдано лишь не принудительным согласием примиряемых. В этой связи обнаруживается еще одно условие примирения. Авторитет среди конфликтующих и хотя бы в фискальном смысле - бескорыстие посредника. Назовем вещи своими именами: сегодняшнее относительное примирение в бывшей Югославии - лучше, чем вчерашний мордобой, но не дает никакой гарантии на завтра. Проблема сепаратизма "спрятана" за штыками миротворцев, но никому неведомо, что будет, когда эти "штыки" поредеют.

Отсюда - четвертый, самый "полезный" вывод: "лечить" сепаратизм нужно, но - за неимением пока надлежащего инструментария - феодализм! - почаще вспоминать родившийся еще в Средневековье врачебный принцип: не навреди...

© Борис Подопригора

© «Информационная цивилизация – XXI век»